Председатель правления Фонда развития гражданского общества Константин Костин, рассуждая о цикличности обновления губернаторского корпуса, анализирует ход избирательной кампании в тех регионах, где 19 сентября пройдут выборы их глав.

Напомним, вместе с депутатами Государственной Думы в девяти субъектах Федерации – Республиках Мордовии,  Тыве, Чечне, Хабаровском крае, Белгородской, Пензенской, Тверской, Тульской и Ульяновской областях 17-19 сентября пройдут выборы глав регионов.

1. Многие российские политологи жалуются на то, что текущая выборная серия получается очень предсказуемой, а потому неинтересной. Здесь, конечно, следует оговориться, что интересными принято считать только конкурентные кампании или по крайней мере те, которые имеют потенциал по ходу переформатироваться в конкурентные. В этом году все выборы – референдумные. Более того, оппозиционные партии выдвинули en masse откровенных статистов. Поэтому коллег-политологов можно понять. Эта серия в самом деле предельно предсказуемая.

Но очевидно, что задача эксперта не должна исчерпываться брезгливым навешиванием ярлыков. Следует вникнуть самим и объяснить публике, почему эти выборы именно такие, почему они не могли быть другими.

1.1. Как известно, наш губернаторский корпус обновляется циклически. Границы обновленческих циклов примерно укладываются в отрезки между выборами депутатов Государственной Думы.

К.Костин: "Предыдущий обновленческий цикл стартовал сразу после подведения итогов думских выборов 2011 г. Напомню, что с 2005-го главы назначались парламентами, а в декабре 2011-го было принято решение о возобновлении прямых выборов. Соответствующий закон вступил в силу в мае 2012-го.  До этого несколько месяцев глав продолжали назначать. Состоялось 23 назначения. Прямые выборы в 2012–2016 гг. прошли в 67 субъектах Федерации. При этом в Коми, Забайкальском крае, Амурской и Брянской областях – дважды (т.е. всего 71 кампания). Косвенные выборы – в девяти регионах. Причем в Северной Осетии – тоже дважды. С конца 2011-го до осени 2016 г. сменились главы 47 регионов. В Северной Осетии, Забайкальском и Ставропольском краях, Волгоградской, Московской и Ярославской областях было по две замены. В Иркутской области губернатор, назначенный в 2012 г. провалился на выборах в 2015 году. К сентябрю 2016 г. главы, впервые избранные или назначенные до декабря 2011-го, руководили только в 37 субъектах Федерации. В 36 состоялись переназначения или выборы. В одной лишь Адыгее не было ни замены, ни пролонгации 1. Отметим, что Калининградской, Кировской, Ярославской областями и Севастополем по состоянию на осень 2016 г. управляли врио губернаторов. Выборы там проводились уже в 2017 году". 

1.2. Текущий обновленческий цикл запустили в январе 2017 г. Обозревая его, вполне уместно учитывать, насколько возможно, нынешнюю выборную серию. В 2017–2021 гг. все 85 субъектов Федерации были охвачены выборами. В 75 регионах из них они были прямыми. В Мордовии, Пермском и Хабаровском краях, Белгородской и Пензенской областях, Севастополе за этот период глав избирали дважды. В Приморье в 2018 г. губернатора потребовалось выбирать повторно (т. е. всего 82 кампании). Еще в 10 регионах глав избирали парламенты. Опять же, в Дагестане, Ингушетии и Ненецком автономном округе (НАО) руководителей избирали дважды.

Руководство обновилось в 59 регионах, то есть в более чем двух третях от их общего числа (здесь мы не учитываем Калининградскую, Кировскую, и Ярославскую области, замены в которых, как сказано, состоялись в 2016 г. и были лишь оформлены через выборы в 2017-м, но учитываем Севастополь, в котором избранного в 2017-м губернатора отставили в 2019-м). Дагестан, Пермский и Хабаровский края, НАО дважды переживали смену руководителей.

Из глав, впервые назначенных или избранных до декабря 2011 г., свои посты сохранили лишь пятеро (среди них мэр Москвы Сергей Собянин и президент Татарстана Рустам Минниханов). Из глав, впервые назначенных или избранных между зимой 2011-го и осенью 2016-го, остались 14. Эти числа могут увеличиться, если в сентябре переизберутся глава Чечни Рамзан Кадыров, впервые назначенный в 2007 г., и губернаторы Тверской и Тульской областей, соответственно, Игорь Руденя и Алексей Дюмин, впервые избранные в 2016-м, и если Парламент Карачаево-Черкессии переизберет главой Рашида Темрезова, впервые избранного в 2011-м.

1.3. Учтем то обстоятельство, что в 2014–2015 гг. тогдашнее руководство внутриполитического блока Администрации Президента изо всех сил стимулировало обновление губернаторского корпуса, стремясь максимально расчистить думский 2016 г. от «лишних» кампаний. 

Так, в 2014 году 30 глав избрали на прямых выборах и одного – на косвенных, в 2015 году – еще 21 на прямых и трех на косвенных. Как следствие, в 2016 г. глав пришлось избирать лишь в семи субъектах Федерации. Точнее, в девяти, если учитывать косвенные выборы. 

Две кампании тогда переформатировались из референдумных в конкурентные. В Забайкальском крае врио губернатора Наталья Жданова позиционировалась недостаточно убедительно, ее кампания велась неэффективно и это сделало кандидата КПРФ Николая Мерзликина2  вполне серьезным претендентом на победу. Угроза второго тура была более чем реальной, о чем свидетельствуют официальные результаты (54,39%/28,74%). В Ульяновской области многолетнему главе (с 2005 г.) Сергею Морозову бросил вызов харизматичный первый секретарь Обкома КПРФ Алексей Куринный. Его поддерживали влиятельные круги в Москве, ему было гарантированно избрание в Госдуму от Ульяновского округа. Пользуясь этим, а также очевидной усталостью населения от старого губернатора, А. Куринный также почти добился второго тура (54,33%/25,46%). Н. Жданова ушла в отставку уже в 2018 г., ее сменщика выбрали в 2019 г. Т.е. в текущей выборной серии Забайкалья нет. Ульяновская область есть, но ожидавшаяся новая битва между С. Морозовым и А. Куринным не состоялась в виду того, что губернатора заменил врио-коммунист из Москвы (см. далее).

1.4. 2016 год подводил черту под обновленческим циклом. Можно сказать, что в том году выборная серия была составлена по остаточному принципу. Она, напомним, тоже считалась предельно предсказуемой. В одном из двух регионов, все же отличившихся тогда, с тех пор обнулилась ситуация, задававшая конкурентность, в другом – новые выборы прошли два года назад. Разумеется, электоральные графики нарушаются из-за досрочных отставок. И состав нынешней серии не идентичен составу предыдущей. И все же больше половины регионов, избирающих глав в этом году, избирали их в 2016 году (Чечня, Тыва, Тверская, Тульская и Ульяновская области). 

Все сказанное, разумеется, усугублялось думскими выборами. Сосредотачиваясь на них, оппозиционные партии проявляют к региональным кампаниям опять же остаточный интерес. Свои лучшие кадры и основные ресурсы оппозиционеры и в 2016 г. тратили и сейчас тратят на сохранение/укрепление позиций в федеральном парламенте (см. далее). В итоге региональные выборы оказываются затенены федеральными. 

2. В половине регионов проходят очередные выборы. Сроки полномочий главы Чечни, губернаторов Тверской и Тульской областей истекают в сентябре–октябре с.г. Р. Кадыров, И. Руденя и А. Дюмин намерены переизбраться на новые сроки. 

Тывинский глава – председатель Правительства Шолбан Кара-Оол, руководивший республикой с 2007 г., и ульяновский губернатор С. Морозов, управлявший областью с 2005-го, в апреле досрочно ушли в отставку. Однако их сроки полномочий также истекали в сентябре–октябре, так что в этих регионах выборы проходят в плановом порядке, электоральные графики не нарушаются. 

Досрочные выборы проводятся в Мордовии, Хабаровском крае, Белгородской и Ульяновской областях. Мордовский глава Владимир Волков, впервые назначенный в 2012 г. и белгородский губернатор Евгений Савченко, возглавивший регион еще в 1993-м, тоже досрочно ушли в отставку, но их сроки полномочий истекали в 2022-м Губернаторы Хабаровского края и Пензенской области Сергей Фургал и Иван Белозерцев отрешены Президентом в связи с утратой доверия (оба – фигуранты уголовных дел и находятся под стражей). Все назначенные Президентом врио глав также баллотируются. В Мордовии, Чечне и Тверской области глав и депутатов региональных парламентов избирают параллельно. 

2.1. А. Дюмин и И. Руденя переизбираются на вторые сроки. Р. Кадыров – на четвертый. На сегодняшний день он – обладатель самого длительного стажа регионального руководства (14 лет). Прежде рекордсменами были упоминавшиеся Е. Савченко (27 лет) и С. Морозов (16 лет). 

2.2. Назначенные врио Вячеслав Гладков (Белгородская область), Михаил Дегтярев (Хабаровский край), Артем Здунов (Мордовия), Олег Мельниченко (Пензенская область), Алексей Русских (Ульяновская область) и Владислав Ховалыг (Тыва) проходили подготовку в «школе губернаторов». 

При этом А. Здунов имеет опыт работы председателем Правительства Дагестана (2018–2020). В. Гладков занимал ответственные посты в правительствах Севастополя и Ставропольского края, О. Мельниченко – в Правительстве родной Пензенской области и приволжском полпредстве. В. Ховалыг длительное время был мэром Кызыла. Только ЛДПРовец М. Дегтярев и коммунист А. Русских не имеют опыта работы в исполнительной власти. Правда, М. Дегтярев дважды избирался в Госдуму и дважды номинировался ЛДПР на выборах мэра Москвы. А. Русских трижды избирался в Думу, в одном из созывов председательствовал в Комитете по земельным вопросам и строительству (2011–2016), а в последние годы представлял Московскую область в Совете Федерации. Оба давно находились в кадровом резерве. Назначение М. Дегтярева должно интерпретироваться в первую очередь как политическое решение. Его предшественник С. Фургал тоже состоит в ЛДПР и баллотировался от нее в 2018 г. Избиратели Хабаровского края продемонстрировали свои симпатии к этой партии и в 2019-м. «Жириновцы» тогда одержали убедительную победу на выборах в Законодательную Думу, муниципальные ассамблеи Хабаровска и Комсомольска-на-Амуре и т.д. Президент, будучи вынужден отрешить С. Фургала, счел возможным и даже необходимым поставить во главе края другого члена ЛДПР. Кандидатура М. Дегтярева была предложена партией.

Решение по А. Русских также во многом политическое, но объясняется не только спецификой региона. Конечно, во-первых, Ульяновская область – малая родина Владимира Ленина, во-вторых, что важнее, коммунисты показывали там довольно неплохие результаты на выборах всех уровне в 2016–2018 гг. Однако в данном случае большее значение имело, скажем так, выравнивание федерального политического баланса. Еще в прошлом десятилетии сложилось консенсусное мнение, что все оппозиционные парламентские партии должны быть так или иначе представлены в губернаторском корпусе. В прошлом году досрочно ушел в отставку с поста иркутского губернатора коммунист Сергей Левченко. Его место занял беспартийный Игорь Кобзев. В известном смысле КПРФ имела право на компенсацию.

2.3. ЕР выдвинуты шестеро глав и врио: В. Гладков, А. Здунов, Р. Кадыров, О. Мельниченко, И. Руденя и В. Ховалыг. Отметим, И. Руденя в 2020 г. Был избран секретарем РО ЕР, а О. Мельниченко возглавил областную парторганизацию в июне с.г. А. Дюмин, в 2016 г. Избиравшийся самовыдвиженцем при поддержке ЕР, предпочел переизбираться в этом же формате. 

2.4. КПРФ. Выставила своих кандидатов повсеместно. Четверо возглавляют региональные парторганизации. Это Людмила Воробьева в Тверской области, Дмитрий Кузякин в Мордовии, Халид Накаев в Чечне и Петр Перевезенцев в Хабаровском крае. Из этих четырех лишь Д. Кузякин имеет мандат депутата ГД3  и ранее участвовал в выборах главы (в 2017 г. занял второе место с 4,18%). Л. Воробьева и Х. Накаев избраны депутаты региональных парламентов, П. Перевезенцев вовсе не депутат. Невыдвижение первого секретаря Ульяновского обкома, депутата Госдумы А. Куринного, разумеется, объясняется тем, что его «подменил» А. Русских. 

В Белгородской области коммунисты номинировали первого секретаря Белгородского горкома Кирилла Скачко, в Пензенской – секретаря Обкома Олега Шаляпина, в Тульской – первого секретаря ЦК ЛКСМ Владимира Исакова. Депутатский опыт всех троих ограничен муниципальным уровнем. Правда, О. Шаляпин принимал участие в выборах губернатора области (в 2020 г., второе место с 8,46%). Выдвижение в Тыве учительницы, члена Бюро Рескома Чойганы Седен-оол, ранее никуда не избиравшейся, следует, пожалуй, отнести к электоральным курьезам.

Впрочем, как известно, иногда кандидаты, на первый взгляд кажущиеся статистами (и таковыми являющиеся), преподносят сюрпризы. Мы здесь имеем в виду не только Валентина Коновалова, в 2018 г. неожиданно выигравшего выборы главы Хакасии. В 2017-м в Белгородской области КПРФ выставила против Е. Савченко относительно малоизвестного тогда Станислава Панова, предпринимателя, первого секретаря Старооскольского горкома4

Он не только занял второе место, но смог обойти губернатора-«ветерана» в Старом Осколе (40,31%/36,70%). Вскоре С. Панова избрали первым секретарем Обкома, затем депутатом Областной Думы. Сейчас он баллотируется в ГД в Белгородском округе5. Совсем не факт, что К. Скачко способен на какие-то электоральные подвиги. Но все же, повторяем, иногда случаются сюрпризы. Все кандидаты КПРФ зарегистрированы, кроме П. Перевезенцева. Он не смог преодолеть муниципальный фильтр. Хотя, судя по всему, и не особенно старался это сделать. У П. Перевезенцева относительно неплохие шансы избраться в Госдуму в Хабаровском округе, так что не имело смысла распыляться. 

2.5. ЛДПР. Изначально была представлена М. Дегтяревым и еще шестью кандидатами. «Жириновцы», как и в 2016 г., не стали выставлять кандидатов в Тульской области и Чечне. Следом за партией власти ЛДПР заявила о поддержке А. Дюмина (так же было в 2016 г.). 

Среди выдвинутых «жириновцев» есть только один депутат Госдумы. Это Сергей Маринин в Ульяновской области. Остальные – координаторы и бывшие координаторы партийных отделений, депутаты региональных парламентов и т.д. Еще год назад некую интригу в связи с ЛДПР ожидали в Тыве. В 2019 г. в партию вступил Андриан Ооржак, сын бывшего президента, председателя Правительства республики Шериг-оола Ооржака (1992–2007). А. Ооржак позиционировался как непримиримый критик тывинских властей. В том же 2019 году ЛДПР прошла в Верховный Хурал, получив 7,75% голосов. И хотя эти проценты конвертировались лишь в два мандата, тогдашнему руководству Тывы такой успех А. Ооржака казался унижением и даже некой угрозой. Ведь, как ожидалось, ЛДПР могла выдвинуть его в главы. 

Но уже осенью 2020 г. А. Ооржак и его соратник Виктор Попов, бизнесмен из Хакасии, сложили мандаты. Они объяснили это «плановой ротацией». А в мае с.г. А. Ооржак вышел из партии и интрига окончательно умерла. Последующее выдвижение В. Попова, почти никому в Тыве не известного, постоянно проживающего за пределами республики, было сугубой формальностью. Он даже не принес документы в избирком.

2.6. СРЗП. Партийные слияния и поглощения практически неизбежно сопровождаются организационными проблемами. История присоединения к СР партий «За Правду» и «Патриоты России» это всецело подтверждает. Если в кандидатских пулах КПРФ и ЛДПР есть хотя бы по одному депутату Госдумы, то у обновленных «эсеров» не нашлось ни одного думца. В Белгородской области СРЗП представляет Юрий Осетров, областной депутат и председатель Совета РО, уже выдвигавшийся в 2016 г. Он тогда запомнился тем, что неожиданно отозвал свою кандидатуру и никак не прокомментировал этот поступок. В Пензенской вышел скандал, когда выяснилось, что новоиспеченный председатель Совета РО и выдвинутый кандидат в губернаторы Анна Очкина некогда работала в признанном иностранным агентом «Институте глобализации и социальных движений». Юридических препятствий для участия в выборах это не порождало, но репутационные риски, безусловно, были налицо. Пришлось на ходу отзывать А. Очкину и менять ее на секретаря Бюро РО Алексея Шпагина. 

Еще хуже вышло в Ульяновской области, где во главе РО неожиданно для местных партийцев поставили Маргариту Баржанову, бывшего депутата Госдумы (в 1999 г. избиралась от СПС, в 2003-м – от ЕР). Она уроженка Ульяновска и в 2004 г. участвовала в губернаторских выборах. В первом туре заняла только третье место. Тогда лидировал С. Морозов, а вторым пришел хозяин Ульяновского хладокомбината и пр. Сергей Герасимов. 

Но последнего вскоре сняли с дистанции за подкуп избирателей. Вместо С. Герасимова во втором туре оказалась М. Баржанова. Она набрала 20,61%, что смотрелось неплохим заделом для дальнейшего участия в областной политике. Увы, М. Баржанова исчезла из Ульяновска на 17 лет и вновь появилась лишь в начале с.г., когда московское руководство внезапно навязало ее в качестве лидера РО СРЗП. Естественно, местные «эсеры», да и региональная элита в целом восприняли это решение как оскорбление. Негатив усугубило последующее выдвижение М. Баржановой в губернаторы. Естественно, она, будучи совершенно неконсенсусной фигурой, не смогла собрать подписи муниципалов и лишь скандализировала кампанию бессмысленными обращениями в суды. Мордовский кандидат «эсеров» Валерий Быков, кстати, бывший начальник УФМС, тоже не собрал подписи. И даже не явился сдавать документы. С учетом того, что СРЗП не выставляла кандидатов в Тыве и Тульской области, в итоге эта партия участвует только в пяти кампаниях. И только в одном регионе у нее есть яркий кандидат. В Хабаровском крае номинирована Марина Ким, ведущая развлекательной программы «Доброе утро» на «Первом канале». Ее политический вес, конечно, невелик, зато известность, как говорится, зашкаливает. Она, кстати, наверняка пройдет в Думу, поскольку возглавляет соответствующую региональную группу в списке СРЗП. Малые партии, как и в прошлом году, нигде не выдвинули никого сколько-нибудь заметного.

3. Принимая во внимание кандидатские конструкции, сформированные по итогам выдвижения и регистрации, текущие рейтинги кандидатов, а также электоральную историю регионов, можно утверждать, что во всех регионах выборы глав пройдут по референдумным сценариям.

3.1. Специфическая ситуация складывается в Хабаровском крае. ЕР поддерживает М. Дегтярева, поскольку партия власти всегда поддерживает врио, назначенных Президентом. Кандидат КПРФ П. Перевезенцев сошел с дистанции. Таким образом у М. Дегтярева есть лишь один соперник, представляющий парламентскую партию – М. Ким от СРЗП. Кроме них зарегистрированы кандидаты только от «Партии пенсионеров» и «Родины». Но проблема в другом – в крае по-прежнему довольно популярен С. Фургал. Понятно, что за М. Дегтярева проголосуют лоялисты. Но сумеет ли он в принципе консолидировать фургаловский электорат, по определению оппозиционный? И какую именно часть этого электората М. Дегтяреву удастся консолидировать? От этого будет зависеть то, насколько убедительной окажется его победа.

3.2. А. Здунов находится в двойственном положении. С одной стороны, он «унаследовал» политическую машину, собранную даже не В. Волковым, а Николаем Меркушкиным, управлявшим Мордовией 16 с лишним лет (1995–2012). С другой, республика привыкла к своего рода герметичности. Прежде туда никогда не присылали «варягов». А вот А. Здунов именно «варяг», которому к тому же явно выдан мандат на «зачистку» старой региональной элиты, как считается, чрезмерно косной и коррумпированной. В этой связи, как это уже бывало не раз, возможны попытки «испортить выборы». То есть не позволить А. Здунову получить адекватно высокий по мордовским меркам результат (80-90%), спровоцировать какие-нибудь скандалы, которые привлекут внимание Центра и т.д. Кстати, с тем же самым может столкнуться и В. Гладков. Белгородчина также слишком привыкла к герметичности и тамошняя элита тоже болезненно воспринимает губернатора-«варяга».

3.4. В Пензенской области предыдущие губернаторские выборы проходили в прошлом году. И. Белозерцев стал фигурантом уголовного дела, не проработав на втором сроке и года. Вполне вероятно, что в глазах пензенцев губернаторские выборы в некотором смысле девальвировались. И это может сказаться на результате О. Мельниченко.

4. Мы начали с того, что согласились с коллегами: эта выборная серия, завершающая обновленческий цикл, очень предсказуемая. Однако после думских выборов начнется новый обновленческий цикл, и, определенно, замен в губернаторском корпусе будет не меньше, чем в прошлые циклы. К этому будет располагать, безусловно, приближение президентских выборов 2024 г. 

Достаточно взглянуть на электоральные графики, чтобы убедится, насколько много будет кампаний, имеющих конкурентный потенциал. В 2022 г. предстоят явно непростые выборы в Бурятии, Калининградской, Томской и Ярославской областях. В 2023-м – в Якутии, Красноярском и Приморском краях, Новосибирской и Омской областях. Выборы в Московской области и, разумеется, Москве привлекут всеобщее внимание безотносительно степени их конкурентности. Так что тем, кто интересуется региональной политикой, в ближайшие годы точно не придется скучать.  

________________________________

1 Особняком стоит Крым, российский глава которого был впервые избран в 2014 г., как и губернатор Севастополя. Но в последнем была замена в 2016-м. 

2 Последний первый секретарь Читинского обкома КПСС.

3 И то он достался Д. Кузякину только в январе с.г. после кончины его чувашского коллеги Валентина Шурчанова.

4 Имеет смысл напомнить, что в 2012 г. Компартия проигнорировала белгородские выборы.

5 Там у него шансов больше, чем в Старооскольском округе, где у ЕР более сильный кандидат.

_______________________________

Источник: ФоРГО