Свердловская, Челябинская и Тюменская области, а также Пермский край и Республика Башкортостан подпишут соглашение о создании туристического макрорегиона «Большой Урал». Регионы войдут в государственную программу развития туризма, что позволит привлечь федеральные средства. Соглашение между Ростуризмом и главами пяти регионов планируется подписать на Петербургском международном экономическом форуме в июне.

Известие о  том, что Свердловская, Челябинская и Тюменская области, а также Пермский край и Республика Башкортостан подпишут соглашение о создании туристического макрорегиона «Большой Урал» не может не радовать: лучше поздно, чем никогда. 

Подобная идея группой единомышленников-уральцев муссировалась еще, на моей памяти, года с 2007-го.

Не особый секрет, что ранжирование страны на макродестинации (макрорегионы) не только способствует выработке оптимальной маркетинговой межрегиональной стратегии, но и в целом  работает  на позитивный имидж не только данного региона, но и всей страны. Задача туристского районирования территории – дело не простое, и ожидать адекватного решения со стороны только региональных чиновников здесь не достаточно. 

Так, в прошлом, 2021 году стартовал проект свердловского отделения Русского географического общества по созданию сетки экологического туризма в Свердловской области на основе научных методик (ландшафтоведения, в частности). Сейчас идет процесс паспортизации. 

На очереди – исследование соседних регионов.  Применение научных принципов туристского районирования и дальнейшее их развитие позволяет, как минимум, выявлять новые рекреационные и иные ресурсы для развития туризма.

Ресурсы я упомянул не случайно… Уверен,  что основным стратегическим приоритетом, который позволит решить многие проблемы охраны природы России, а также способствовать развитию мягких форм туризма, станет повышение реальной стоимости природных ресурсов. Следует по-настоящему ценить то, что имеем. Для Свердловской области, как и для других соседних с ней регионов, богатых недрами, ландшафтами, реками, озерами и т.п., подобная стратегия в отношении природных богатств может быть вполне оправданной. 

Отдельная тема – развитие экотуризма в ООПТ (Особо охраняемых природных территориях), как правило, в природных и национальных парках. Макрорайонирование может повысить их статус, как в восприятии властных структур, так и в массовом сознании. Например, в единственный в Свердловской области Национальный парк (не путать с природными парками!)«Припышминские боры» более всего посещаем тюменцами, тогда как свердловчане про него и не слышали, причем даже и высокопоставленные чиновники. Тогда как он логично может стать связкой макро-маршрута в рамках двух регионов.

О степени экологического благополучия всего региона Большого Урала надо говорить особо. Именно эта строка позволяет привлекать к ее природным объектам внимание гостей из других регионов и стран, особенно из тех, где степень экологического благополучия заведомо ниже. 

Урал не однороден в этом плане. 

С одной стороны, по совокупности техногенной и радиационной нагрузок Уральский регион не имеет аналогов в мире, благодаря чрезмерной концентрации металлургических, химических, энергетических, машиностроительных предприятий, но с другой – он является и регионом с богатейшими природными ресурсами (и историческим наследием), значительная часть территории которого представляет собой естественные ландшафты, не подверженные техногенному воздействию. Антропогенная нагрузка на экосы здесь значительно ниже, чем в Европе, и это следует пропагандировать.

Сергей Новопашин

Источник: Экспертный клуб