В продолжение темы «Выборы-2021», сообщаем, что Центризбирком в понедельник подтвердил, что в новой Госдуме будет пять партий вместо прежних четырех.

Как "Единой России" удалось вновь завоевать конституционное большинство в новом парламенте, что подвело других думских старожилов и как в Думу удалось попасть новичкам, обсудили эксперты Фонда развития гражданского общества (ФоРГО). Кроме того, участники круглого стола оценили, как повлияло на выборный расклад онлайн-голосование.

По данным ЦИК, на выборах в Госдуму по партспискам "Единая Россия" набрала 49,82% голосов, на втором месте КПРФ с 18,93%, затем идут ЛДПР (7,55%) и "Справедливая Россия - за правду" (7,46%). Наряду с думскими старожилами в парламент проходит пятая партия - "Новые люди" (5,32%).

Успех "Единой России" на думских выборах обусловлен в том числе поддержкой президента РФ Владимира Путина, "конструкцией избирательных списков" партии и успешной мобилизацией базового электората. Такое мнение высказал председатель правления Фонда развития гражданского общества (ФоРГО) Константин Костин в ходе круглого стола "Единый день голосования - 2021: итоги и тенденции".

По мнению экспертов, избиратели повели себя прагматично и чаще выбирали тех, кто имел реальные шансы на преодоление барьера. За счет этого в парламент сумели пройти «Новые люди», которым социологи за десять дней до голосования посулили 5% голосов. Наибольшие потери среди парламентских партий понесла ЛДПР, уступив звание третьей по численности фракции «Справедливой России — За правду». А «Единая Россия» не просто сохранила конституционное большинство, но и лишила конкурентов шансов на успех в большинстве одномандатных округов. Появление в Госдуме пятой партии, конечно, стало главным событием этих выборов, но эксперты указывают и на некоторые новые тенденции в политической системе в целом.

Напомним, сегодня, 21 сентября состоялся круглый стол «Единый день голосования – 2021: итоги и тенденции».

В мероприятии приняли участие: Константин Костин, председатель правления Фонда развития гражданского общества (ФоРГО); Михаил Виноградов, президент фонда «Петербургская политика»; Виктор Потуремский, директор по политическому анализу Института социального маркетинга (ИНСОМАР), эксперт ЭИСИ; Алексей Чеснаков, директор Центра политической конъюнктуры; Александр Асафов, политический аналитик, политолог, политический обозреватель радиостанции «Говорит Москва»; Екатерина Курбангалеева, директор НИЦ «Особое мнение».

Так, директор по политическому анализу ИНСОМАР Виктор Потуремский отмечает изменение в поведении избирателей, которые в условиях пандемии голосуют более прагматично. Если раньше оппозиционно настроенные граждане порой доверялись случаю, то теперь они чаще выбирают именно те партии, которые имеют шансы пройти в Думу. Об этом косвенно свидетельствует суммарный результат партий, не прошедших в 2021 году пятипроцентный барьер,— 8,85% против 11,2% в 2016 году.

 «Люди хотят голосовать за того, кто еще и принесет им пользу и у кого есть ресурс»,— говорит господин Потуремский. По его мнению, одним из слагаемых успеха «Новых людей» стал предвыборный прогноз ВЦИОМа, в котором шансы этой партии набрать 5% оценивались как вполне реальные. «Если партия набирает 5%, то почему бы ее не поддержать»,— поясняет эксперт логику избирателей.

 Этот результат позволит «Новым людям» сформировать фракцию как минимум из 13 депутатов, заявил их лидер Алексей Нечаев.

Сам он считает, что партия добилась успеха благодаря запросу на перемены в политике и в парламенте: «Мы — богатая страна, где люди живут очень бедно. Наша задача — сделать так, чтобы люди жили богаче как материально, так и по впечатлениям. Наши идеи нашли поддержку: страна хочет быть более свободной, более творческой и живой, менее задавленной бюрократическим давлением, силовым, административным, налоговым прессом». Господин Нечаев полагает, что нынешние выборы были честнее прошлых, но его партия будет предлагать избирать следующую Думу только по спискам (в одномандатных округах «Новые люди» не сумели провести ни одного депутата).

Лидер партии КПРФ Геннадий Зюганов особо подчеркнул, что в ряде регионов КПРФ сравнялась с ЕР: «Мы от Сахалина до Томска имеем фактически равные результаты, что дает основание заявить, что ветер свободы и возрождения страны сегодня дует с востока».

В ряде регионов Компартия поборется за аннулирование результатов. Кроме того, по словам первого зампреда ЦК Юрия Афонина, КПРФ не признает итоги электронного голосования в Москве (из-за него коммунисты не смогли победить ни в одном столичном округе): «Мы попросим вместе со специалистами расследовать все эти факты». В ближайшие дни КПРФ планирует провести в Москве и других регионах протестные акции, первая из которых прошла уже в понедельник вечером.

Директор НИЦ «Особое мнение» Екатерина Курбангалеева считает, что, как и на выборах в Мосгордуму-2019, Компартия практически поневоле стала основной оппозицией власти: «Голосование за КПРФ для многих протестных избирателей оказалось вынужденным решением — просто чтобы голос не пропал. Но союз этот был ситуативным и вынужденным: ни та, ни другая сторона не сочли нужным менять стилистку и ценности. КПРФ остановилась на пороге, и протест остановился на пороге». Эксперт отмечает и радикализацию некоторых отделений КПРФ по итогам выборов, что в будущем может привести к расколу партии.

Серьезно ухудшила свои позиции ЛДПР. В 2016 году она получила 13,14% по спискам и выиграла пять округов, а в 2021-м — только 7,5% и два округа. Лидер партии Владимир Жириновский объяснил неудачу двумя добровольными «подвигами». Первый был совершен в Хабаровском крае, где ЛДПР не стала использовать протестные настроения после ареста экс-губернатора Сергея Фургала, так как «это привело бы к резкому обострению обстановки в стране». А второй «подвиг» заключается в том, что ЛДПР — «единственная партия, которая настаивала на жестком соблюдении санитарных правил» в пандемию и «потеряла на этом голоса». 

Проблемы либерал-демократов, видимо, позволят СРЗП сформировать в Думе третью по численности фракцию. «С учетом одномандатников (по предварительным данным, партия выиграла восемь округов) мы уверенно займем третье место»,— заявил журналистам председатель СРЗП Сергей Миронов. Итоги выборов в целом партия признала, но будет требовать отмены результатов по двум округам в Башкирии.

ЕР, рейтинг которой накануне выборов не дотягивал и до 30%, своим результатом полностью удовлетворена. Утром в понедельник секретарь ее генсовета Андрей Турчак заявил, что партия получит в новой Думе порядка 120 мандатов по списку и 195 — по одномандатным округам, что даст ЕР около 315 мест из 450 и искомое конституционное большинство. А к вечеру выяснилось, что ЕР претендует уже на 198 округов. Победу партии господин Турчак охарактеризовал как «убедительную и чистую».

Главный технолог ЕР, руководитель Фонда развития гражданского общества Константин Костин в ночь после выборов говорил “Ъ”, что ключевыми факторами успеха партии стали ответ на запрос на обновление и успешная мобилизация сторонников.

Источники, близкие к предвыборному штабу ЕР, поясняли, что партия мобилизовала свой актив на участки еще в пятницу, за счет чего в первый день голосования партийные экзит-полы давали ЕР более 50% голосов по спискам.

При этом партийцы всерьез опасались последнего дня, когда, по их прогнозу, на участки должны были массово прийти сторонники оппозиции, но набранного в пятницу запаса голосов хватило для победы.

В одномандатных округах ЕР до выборов рассчитывала примерно на 185 побед. В итоге, в пяти округах единороссы выиграли в сложной конкурентной ситуации, а в десяти взяли мандаты, которые по предварительной договоренности должны были отойти оппозиции. На этих выборах договорные округа держались в секрете, но, по словам источника, один из них был в Хабаровском крае: в Комсомольском округе выиграть должен был кандидат от ЛДПР Иван Пиляев, а победил единоросс Павел Симигин. 

«Трехдневное голосование, мобилизация, раскол среди оппозиционных кандидатов и влияние федерального телевидения»,— перечисляет причины доминирования ЕР в округах политконсультант Евгений Минченко. По его оценкам, даже когда единороссы не ведут кампанию, партийный бренд автоматически дает им 15–20% голосов. «Это типичная ситуация доминирования правящей партии в округах,— согласен глава ИСЭПИ Дмитрий Бадовский.— Отчасти возвращение к смешанной системе в свое время учитывало этот фактор как один из важных аргументов вернуть округа». Для победы в округе нужны хорошие контакты с местными элитами и большие ресурсы, добавляет он.

Глава фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов считает, что ЕР в ходе кампании не создала «антиповестку», которая могла бы мобилизовать против нее жителей разных территорий. Кроме того, сыграли роль большие, чем у других партий, административные возможности.

В то же время политолог Александр Пожалов напоминает, что в ряде регионов ЕР получила по спискам менее 30% и даже проиграла КПРФ (в Ненецком автономном округе, Якутии, Марий Эл и Хабаровском крае). «Оправившись от предвыборной эйфории, власть обнаружит, что не только на Дальнем Востоке, но и в Сибири и на Севере федеральные инфраструктурные мегапроекты и мегапланы не получили у избирателя должного отклика»,— резюмирует эксперт.

Источник: Фонд развития гражданского общества