Нашумевшим итогом прошедшей недели стал вынесенный приговор блогеру Руслану Соколовскому, который в том числе играл в церкви в игру Pokemon Go. Суд назначил ему наказание в виде трех с половиной лет лишения свободы условно. Процесс, вызвавший общественный резонанс, превратился в борьбу не за справедливость, а в борьбу против православия. Некоторые общественные деятели, защищая Соколовского, сосредоточились на критике Русской Православной Церкви.

Ответить на критику в адрес РПЦ после вынесения приговора «ловцу покемонов» пришлось Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу.

«Иногда возмущается наше врожденное нравственное чувство, когда кажется, что совершенно очевидно, что человек ведет себя недопустимо — например, оскорбляет религиозные чувства людей, но нам пытаются объяснить, что это и есть свобода, что нужно жить по определенным правилам и тогда никто не будет покушаться на ваши человеческие права», — сказал Предстоятель в субботу после литургии на Бутовском полигоне Москвы.

Политолог, руководитель Уральского отделения Фонда развития гражданского общества Анатолий Гагарин считает итоги суда над Соколовским – классическим примером действия спин-технологий.

«Волшебное превращение новоявленного «крошки Цахеса» из провокатора, человеконенавистнически оскорбляющего больных синдромом Дауна, онкобольных, мусульман, феминисток, православных в  юношу со взором горящим, «борца с мракобесием», якобы осужденного «за атеизм» и «ловлю покемонов». В потоке текстов о ходе процесса, в подавляющем большинстве однозначно тенденциозных, встретилось не более пяти трезвых разборов поступков и тезисов молодого человека, взявшего себе псевдоним «Соколовский». 

Как отмечает эксперт, несмотря на то, что провокатор получил условное наказание, и осмотрительно-опасливо не выходит из берегов здравого смысла, истерия в СМИ и в соцсетях с использованием его имени продолжается и все отчетливее фокусируется уже не только на РПЦ,  но и на православии в целом, на любых упоминаниях о моральной ответственности.

«Видится, что «Соколовский» рискует остаться заложником образа, если только  заявленное им желание «поработать в хосписе» не изменит его прежних установок – в это верится слабо, зря что ли он так старался собрать поклонников», - считает Гагарин.

Его коллега, уральский политолог Владимир Борзов обращает внимание на негативные последствия судебного процесса над «ловцом покемонов». По словам эксперта, имиджу страны нанесён чувствительный удар.

«Ведущие западные СМИ растиражировали эту историю под часто повторяющимся заголовком "Ловец покемонов в храме осуждён в России на 3 с половиной года", а Соколовский приобрёл мировую известность в качестве борца с мракобесием. Известность, о которой он и мечтать не мог», - отмечает Борзов.

Одним из последствий дела Соколовского стало разделение общества на два лагеря: тех, кто защищают осужденного, и те, кто находит его поведение безнравственным и достойным наказания. Примечательно, что это два лагеря либерально и консервативно настроенной общественности.

«Приговор Соколовскому – это еще один водораздел между консервативной и либеральной частями электората. С одной стороны, это хорошо, чем больше будет таких поворотных точек, тем более четко будут оформлены эти группы.  С другой стороны, поддержка Соколовского радикализирует политическое поведение: оказывается, еще и так можно, еще и так правильно. Хорошо, что людей, которые ни за, ни против Соколовского больше, чем тех, чье мнения резко категоричны», - заключил  политолог Александр Белоусов.