Глава «Фонда развития гражданского общества» (ФоРГО), политолог Константин Костин в интервью «БИЗНЕС Online» рассказал, почему неизбежна пенсионная реформа, а повышение НДС – справедливо.

Как отмечает эксперт, достижение популярных целей практически всегда связано с какими-то непопулярными мерами. Поднять экономику, повысить пенсии, остановить рост цен на бензин – цели понятные и поддерживаемые обществом. Однако их достижение требует принятия непопулярных мер, о которых новое правительство уже объявило, анонсировав повышение пенсионного возраста и налогов.

 «Популярная же цель повысить пенсии? Причем повысить их серьезно, сделать современную систему, которая бы позволяла людям, выходящим на пенсию, нормально жить. Не просто как-то выживать, где-то, кому силы позволяют, подрабатывать, а вот жить так, как живут пенсионеры на Западе. Скажем, не в самых богатых странах, а в восточноевропейских или на том же юге», – говорит о задачах реформы Костин.

Эксперт напоминает, что ныне действующая пенсионная система создана в 1930-е годы, когда средняя продолжительность жизни не дотягивала до 50 лет. Однако положение дел сильно изменилось, и сохранить старую систему просто невозможно.

«Мы не должны игнорировать ситуацию, когда в стране число работающих сокращается, а число пенсионеров растет, в том числе и за счет повышения качества медицинской помощи, увеличения общей продолжительности жизни. Нам нужно смотреть, сколько людей занято в экономике в расчете на одного пенсионера. В ближайшие несколько лет мы будем пожинать последствия демографической ямы, которая у нас была в 90-е. А вот когда лет через 10 войдут в активную фазу трудовой деятельности дети, родившиеся в результате беби-бума нулевых, тогда соотношение улучшится», – объясняет эксперт.

Глава ФоРГО считает, что негативная реакция некоторых представителей общества на пенсионную реформу связана с недостаточным информированием граждан и предлагает вести более масштабную и серьезную разъяснительную работу.

Еще одной непопулярной мерой правительства стало планируемое повышение НДС до 20 %. 

 «Что касается повышения налога на добавленную стоимость на 2 процента, мне понятна логика правительства, потому что это очень просто администрируемый налог. Плюс элемент справедливости: за экономический рост платят не только будущие пенсионеры, но и бизнес», – считает Костин.

Константин Костин: Что касается налоговой системы, Путин про это тоже сказал: мы договорились до 2019 года ничего не менять. И этот период длится уже 10 лет. Но, учитывая, что страна развивается, структура экономики постепенно, но меняется, договорились еще раз на эти правила посмотреть. Что касается повышения налога на добавленную стоимость на 2 процента, мне понятна логика правительства, потому что это очень просто администрируемый налог. Плюс элемент справедливости: за экономический рост платят не только будущие пенсионеры, но и бизнес.

Стоит отметить, что власть категорически против прогрессивного подоходного налога, то есть повышенного налога на богатых. Однако Костин указывает на опыт Франции, которая от этой системы скорее потеряла, чем приобрела.

«Социалисты у нас говорили про прогрессивную шкалу подоходного налога. Но давайте мы посмотрим на реальный фискальный эффект от этого. Мировой опыт показывает, что он нулевой, а косвенные потери гораздо больше. Франция, например, поэкспериментировала с предыдущим президентом, который был социалистом и который решил ввести налог на богатых. И что они получили? Огромное количество богатых переехали в Бельгию: на работу можно ездить во Францию, а числиться бельгийским налоговым резидентом. В результате вместо дополнительных поступлений – потери. И у нас в 90-е была прогрессивная шкала, а фискальный эффект какой? Благодаря введению плоской шкалы мы стали действительно собирать больше налогов. Резко сократились серые зарплаты», – говорит Костин.

Несмотря на мнения экспертов в СМИ и социальных медиа идут сообщения о самых негативных последствиях пенсионной реформы. Константин Костин надеется, что ко второму и третьему чтению законопроекта в Госдуме в разъяснительную кампанию будут вложены усилия, соразмерные масштабу проблемы, и позиция в больших социальных группах изменится, особенно в тех, которые являются главными выгодополучателями предлагаемых изменений.